Приветствую Вас Странник | RSS

Арт-группа Sagleri и театр-студия "Свое Время"

Среда, 19.12.2018, 07:30
Главная » Статьи » Публицистика

Микаэль Штерн - Тайна "адского зелья"
«Это было порождение алхимии – величайшего безумия и величайшей мудрости, на которые способны люди»

                                               Никола Лангле Дюфенуа, «История герметической философии», XVIII век


Ни для кого не секрет, что в мире существует множество разнообразных вещей, право назваться изобретателями которых могут оспаривать сразу несколько людей. И дело тут не в присвоении чужих достижений и прочих нарушениях этических норм, а в том, что эти вещи действительно были открыты несколькими независимыми, незнакомыми друг с другом людьми. Их разделяли время, расстояния и языковой барьер, они работали в разных условиях, но все равно ухитрялись в итоге получить одно и то же. Как будто Высшие силы «подстраховались», поместив в умы далеких друг от друга людей одну и ту же идею. С подобными изобретениями связано множество историй, но самое большое количество тайн, домыслов и легенд связано с появлением в этом мире пороха.

Мечты о философском камне

Начало средних веков ознаменовалось тем, что алхимия в ту пору стала, как бы выразились сегодня, ультрамодным увлечением. Практически каждый второй человек, умевший писать и читать, был одержим идеей изготовления так называемого «философского камня». Радужные грезы о чудесном веществе, способном превращать «неблагородные» металлы в золото и продлевать жизнь человека до бесконечности, совершенно опьянили практически всю просвещенную Европу (при этом мечтатели подчас забывали, что на получение искомого вещества необходимо потратить не менее 20 лет упорного труда). Несмотря на трудоемкость процессов, высокую стоимость оборудования и откровенную опасность для здоровья, над закопченными ретортами корпели князья и бароны, монахи и философы, лекари и законники, простые горожане, ремесленники и даже дамы всех мыслимых сословий. Информация в те года распространялась медленно, общий уровень образования был довольно низок, а то, что было доступно, многократно шифровалось, и алхимикам приходилось работать, как говорится, «методом научного тыка», практически на ощупь подбирая и смешивая вещества. Естественно, это приводило к множеству несчастных случаев и даже к смерти - незадачливые экспериментаторы пробовали на вкус и нюхали то одно, то другое, а многочисленные пожары в лабораториях унесли жизни сотен приверженцев герметического искусства.
Однако, хаотическое экспериментирование приводило не только к гибели и увечьям. За несколько веков алхимического «бума» в Европе было совершено множество полезных открытий, плодами которых мы пользуемся и по сей день. Сода и прозрачное стекло, различные кислоты, зеркало, сталь, термометр, фарфор, технология получения эфирных масел и многие другие вещи – дети Его Величества Случая, плоды спонтанных алхимических опытов. Все легенды об алхимическом происхождении пороха в один голос говорят, что он был изобретен абсолютно случайно, только вот авторство называется разное. Единственное, в чем сходятся повествования – это дата, 1258-й год.

Легенда о Черном Бертольде

Говорят, что Бертольд Шварц родился около 1210 года в окрестностях Фрейбурга и с самых ранних лет отличался непоседливым, легкомысленным нравом. Будучи младшим сыном мелкого полуразорившегося дворянина, он не имел никаких прав на и без того скудное наследство, а посвящать свою жизнь нелегкому ратному делу, в надежде получить от сеньора за службу хоть какую-нибудь землю, у него не было ни особого желания, ни физических данных. Постранствовав по Европе в поисках лучшей доли и получив кое-какое образование, Бертольд вынужден был вернуться на родину. Отец его к тому времени уже скончался, и получив довольно-таки прозрачный намек от старшего брата убираться откуда пришел, наш герой находит приют в одном из монастырей Фрейбурга. К какому ордену принадлежал этот монастырь – уже никто не помнит, и восстановить эти данные невозможно, а на немногих известных изображениях Шварц предстает перед зрителем то в рясе францисканца, то в цистерцианском облачении, то вообще в традиционном балахоне мага и чародея. В общем, закрылся наш герой в уединенной келье и с головой погрузился в латание прорех в собственном образовании.

Монах поневоле

Далее легенды начинают петлять и противоречить друг другу. По одной версии, Бертольд Шварц просидел много лет безвылазно, ни на день не покидая территорию монастыря, изучая древние книги, в изобилии хранившиеся в обители, и втайне мечтая о богоподобном величии. И в какой-то момент к нему явился не то ангел, не то черт, и поведал рецепт бессмертия, после чего наш герой опять-таки с головой погрузился в Великое Делание.
По другой же версии, Шварц не был очень-то набожен и постриг принял вынуждено, ибо других способов выжить для себя не находил. А характером он обладал живым, нраву был веселого и частенько вел беседы отнюдь не богословского толка как с гостями обители, так и с завсегдатаями фрейбургских таверн, обильно отдавая при этом дань шедеврам местного виноделия, прелестям местных красавиц и не чураясь выяснения отношений с собутыльниками далеко не смиренными речами. И как раз в одном из этих кабачков повстречался он с неким незнакомцем, прибывшим, как гласит легенда, откуда-то с Востока. Неизвестно, о чем они разговаривали, но наутро незнакомец покинул Фрейбург, оставив своему ночному собутыльнику некую рукопись, которая, очевидно, являлась одним из бродивших тогда по рукам алхимических трактатов.
Надо вам сказать, что церковь в те года (да и в последующие) относилась к алхимии крайне негативно, полагая, что все эти манипуляции с огнем и вонючей ингредиентурой не иначе как от лукавого, а стремиться к физическому бессмертию вообще грешно, и непонятно тогда, чем алхимик отличается от колдуна. А колдунов церковь никогда не жаловала. Поэтому Шварцу пришлось начать свои изыскания в глубочайшей тайне. Как ему это удавалось – легенда умалчивает, не иначе, чудом, ведь алхимическая практика требует громоздкого оборудования и уймы свободного времени. 

Опыты у адского котла

Через какое-то время, основательно покопавшись в алхимических текстах, поставив ряд экспериментов и не получив никаких обнадеживающих результатов, Бертольд Шварц пришел к выводу, что все цели, которые ставит перед собой алхимия, противоречат канонам христианской добродетели, то есть смиренный христианин не имеет права желать ни богатства, ни бессмертия. Следовательно, святые отцы были правы, и герметическое искусство имеет отношение к дьявольской природе. А какое вещество неразрывно связано с дьяволом? Конечно же, сера! 
И наш герой пустился в опыты с дьявольским веществом, полагая, что именно в нем и содержится секрет «философского камня» - сера имеет желтоватый оттенок, а древние тексты как один твердят о «шафранном цвете» порошка, получаемого из этого «камня». Не обладая, подобно многим своим современникам, глубокими познаниями в области природы веществ, он смешивал серу со всем подряд, прокаливал, протирал, остужал, опять прокаливал… Копоть и гарь так сильно въелись в его кожу, ногти, волосы и одежду, что те стали странного землисто-темного цвета, что в полумраке скупого свечного освещения выглядел почти черным, а все его существо, казалось, источало запах серы. За эту особенность, да еще за взрывной характер, не проносивший его мимо драк, ссор и потасовок, он, скорее всего, и получил прозвище Черного Бертольда (настоящая его фамилия, увы, утеряна для истории). Естественно, богобоязненный народ обходил его по дальней стороне улицы, а братия скрежетала зубами, но никто ничего не мог доказать.

«Сатанинское зелье»

Терпя неудачу за неудачей, упрямый Бертольд не сдавался, придумывая все новые сочетания и способы обработки серы. И вот в один прекрасный день, не успел он поместить тигель со своей смесью на огонь, как раздалась оглушительная вспышка, и тигель, подлетев, разорвался на части. Ошарашенный алхимик, впрочем, недолго находился в прострации и, будучи человеком живого ума, начал исследовать свойства полученного состава. После ряда экспериментов он проделал опыт, позволивший увесистому булыжнику, положенному в каменный горшок на слой свежеизобретенной смеси, взлететь над горшком, послужившим прообразом пушки, на изрядную величину и пробить внушительных размеров дыру в потолке. Черный Бертольд был в недоумении. Вместо божественного эликсира он получил дьявольское оружие.
Естественно, опыт тут же получил огласку и полученное «зелье» было отправлено на экспертизу архиепископу на предмет выявления его природы. Шварц меж тем был посажен под домашний арест и, как гласит легенда, более не покидал свою келью. «Зелье» же, получившее название «черный порох», как-то незаметно стало достоянием правящей элиты тогдашней Европы и через некоторое время уже вовсю использовалось на полях сражений.

Другая сторона легенды

Британская версия истории происхождения «адского зелья» разительно отличается от европейской. Исходя из нее, в том же 1258-м году порох изобрел английский ученый, монах-францисканец Роджер Бэкон (1214-1292), блестящий ученый муж, гордость короны и нации. Его перу принадлежат многие работы, из них наиболее известны "Opus minus”, "Opus majus”, "Opus Terium”. Глубочайшие познания в области естественных наук навлекли на Бэкона подозрения в колдовстве, из-за чего он попал в тюрьму в Париже (1278), где и пробыл 10 лет. По другой версии, в тюрьму он попал из-за того, что сильные мира сего надеялись выведать у него рецепт изготовления золота.
По этой легенде, Бэкон изобрел порох, еще будучи на свободе, и сделал это точно так же, как и Черный Бертольд - случайно, в результате спонтанных алхимических опытов (что, кстати, весьма сомнительно при его колоссальной эрудиции, блестящем уме и признанным во всем тогдашнем просвещенном мире успехам именно в области Герметического искусства). Даже финальный эксперимент – с горшком и булыжником – совпадает в обоих случаях. Не будем уличать какую-либо из сторон во лжи, ведь, скорее всего, оба героя действительно изобрели «адское зелье» независимо друг от друга, просто легенда веками кочевала из уст в уста и со временем подробности слились воедино. 
Как бы то ни было, изобретение пороха очень сильно повлияло не только на Европу и Англию, но и вообще на судьбу всего мира. Один из крупнейших специалистов в области взрывчатых веществ, родоначальник традиции их научного физико-химического изучения, французский химик М.Бертоле писал в 1886 году в своей работе «Философия науки»: «История происхождения пороха как наиболее древнего из взрывчатых веществ является одним из самых интересных и одним из наиболее показательных эпизодов для того, кто старается дать себе отчет в развитии человеческой мысли. В самом деле, мы имеем здесь дело с великим открытием, и всякий знает, какую роль играл порох в развитии современной цивилизации». Позволим себе согласиться с мнением уважаемого ученого: существуют настолько значимые для человечества вещи, что нет никакой разницы, кто и как их изобрел: выдающийся исследователь в ходе длительной осмысленной работы или энтузиаст-самоучка совершенно случайно. И нет ничего плохого в том, что тайне «адского зелья» так и не суждено быть разгаданной. Вы согласны?
Категория: Публицистика | Добавил: Sagleri (01.02.2010)
Просмотров: 610 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]