Приветствую Вас Странник | RSS

Арт-группа Sagleri и театр-студия "Свое Время"

Среда, 19.12.2018, 07:32
Главная » Статьи » Публицистика

Микаэль Штерн - Легенда о Демоне
Природа гения всегда была загадкой для простых смертных. Многие века просвещенные люди бились над выведением «формулы гениальности», но эта задача всегда оставалась неразрешенной, как и прочие попытки проникнуть в тайны божьего промысла. Человеку свойственно бояться того, что выше его понимания, любая terra incognita искони вызывала суеверный ужас в умах простых обывателей, заставляя их выдумывать страшные сказки о дьявольском вмешательстве. Поэтому печать гения во все времена превращалась в тяжкий крест для тех, кто был ей отмечен. И судьбы тех, кому выпадала сомнительная честь опередить свое время, зачастую были полны боли и непонимания.
Будучи в центре всеобщего внимания при жизни, после смерти гении переходят в область некоего легендариума. Пересказанные бессчетное количество раз, их биографии причудливо переплетаются с множеством слухов и домыслов, обрастают сказочными подробностями и за этой мозаикой зачастую теряются многие реальные факты и события. Некогда живой человек превращается в легенду, в некий литературно-исторический персонаж, в плоский рисованный архетип, наделенный чудовищным количеством всевозможных пороков и добродетелей, и даже историкам не всегда под силу понять, где заканчивается реальная личность и начинается миф.
Первая половина девятнадцатого века навсегда осталась в мировой истории как пламенное, буйное, неспокойное время. Отголоски Великой Французской революции, Наполеоновские войны, связанные с этим тайные интриги Ордена Иисуса и правящих домов по всей Европе – все это послужило плодородной почвой для серьезных перемен в общественном сознании – и, как следствие, в культурных традициях Старого Света. Европа того времени подарила миру множество уникальных талантов, ныне вошедших в легенды, но самое большое количество мифов и преданий тех дней так или иначе связаны с именем Никколо Паганини.
Пожалуй, даже сегодня не найдется человека, которому было бы незнакомо это имя. Его называли Демоном, Южным колдуном, жрецом Изиды, дьявольским отродьем, божественным посланцем, магом и волшебником, повелителем гармонии, сверхчеловеком… И почитатели, и хулители равно предпочитали превосходную степень для своей оценки его уникального таланта. Его либо обожали, либо ненавидели, к нему невозможно было относиться равнодушно. Этот человек опередил не только свое время, но и, пожалуй, даже наше – некоторые его произведения настолько сложны и оригинальны, что до сих пор не нашлось никого, кто смог бы их исполнить. О музыке Паганини написаны сотни книг, посему не стоит повторять то, что уже было сказано сотни раз. Паганини еще при жизни был превращен в легенду. Что ж, попробуем приоткрыть занавес над этой легендой.

Начало грустной сказки

Первым человеком, который решил, что Паганини продан дьяволу, был его собственный отец, старый неудачливый маклер синьор Антонио. Все дело было в том, что повивальная бабка, спешившая к его супруге, запоздала, и, споткнувшись в спешке на ступенях дома, помянула черта. В тот самый миг открылась дверь и послышался плач новорожденного. Простая случайность дала пищу для пересудов всем обитателям переулка Дохлой Кошки – грязной улочки на окраине Генуи, - на добрых пару лет вперед. Это произошло в ночь на 27 октября 1782 года.
Раннее детство Паганини прошло в нищете и постоянных болезнях, из-за которых он практически не общался со сверстниками. Отец редко бывал дома – безуспешно старался поправить материальное положение семьи при помощи различных финансовых махинаций на бирже, бесконечного числа лотерей и игры в карты. Никколо целыми днями находился с матерью. Единственным его развлечением была древняя лютня, на которой он, незаметно для себя и окружающих, выучился довольно сносно играть. Именно это и натолкнуло синьора Антонио на мысль сделать из сына «чудо», которое будет игрой на скрипке зарабатывать деньги. Так Паганини начал свое обучение музыке – под свист линейки, и отцовскую брань, сопровождавшие каждую неверную ноту, которую он извлекал из громадной не по росту скрипки, принадлежавшей некогда какому-то дальнему родственнику синьора Антонио. Когда началась война, семья Паганини уехала из Генуи на север, в Кремону. Эта дорога невольно стала первой гастрольной поездкой юного скрипача – увидев, что сын уже достаточно хорошо играет, отец заставлял его играть на каждой остановке, невзирая на усталость или плохое самочувствие. Скрипка стала для мальчика орудием пытки.
В Кремоне счастливый случай свел Никколо с графом Козио – старым чудаком, помешанным на скрипках, который оплатил для него несколько уроков у синьора Роллы, одного из лучших скрипачей Кремоны. Именно старый граф своими долгими увлекательными рассказами внушил Паганини почтение и любовь к скрипке – и именно тогда, когда синьор Козио допустил безвестного генуэзского мальчишку в свою сокровищницу, где хранилась его знаменитая коллекция скрипок, Никколо понял, что он должен учиться дальше.
Семья вернулась в Геную, Паганини по совету и рекомендации старого графа стал брать уроки у Джованни Серветто. Внезапно отец запретил ему тратить деньги на занятия, решив, что мальчик и так уже всему научился (в чем была доля правды – с листа он уже играл лучше своего учителя). Серветто обиделся, уроки прекратились. Но мать Никколо где-то раздобыла деньги и тайком от мужа повела сына к синьору Джакомо Коста, который был преподавателем генуэзской капеллы и играл первую скрипку во всех церковных оркестрах Генуи. 
На следующий день Паганини играл в соборе.

Первые враги и первые друзья

 Способности нового ученика вызвали массу подозрений у синьора Коста. Он собрал сведения о рождении и раннем детстве Никколо и пришел к выводу, что необычайная музыкальная одаренность мальчика и невероятная для его возраста музыкальная техника – отнюдь не божественной природы, а вовсе даже наоборот. Благочестивый музыкант решил, что причиной необыкновенных успехов маленького Паганини было проклятие повивальной бабки. Синьор Коста избавился от опасного ученика, как только тот явился на следующее занятие - вышвырнул его с лестницы оплеухой. Но нет худа без добра – летя с лестницы, наш герой чуть не сшиб поднимавшегося к синьору Джакомо знаменитого композитора Ньекко, который впоследствии стал другом юного скрипача.
Именно по совету Ньекко и Ролла юный Паганини отправляется в Пармскую консерваторию, которой в то время руководил Фердинанд Паер. Учеба давалась ему легко, и он не замечал вокруг себя ничего, кроме музыки – ни того, что в его вещах постоянно кто-то роется, ни того, что писем из дома почему-то нет…
Вернувшись в Геную, он встречает ледяной прием. Родные пребывают в полной уверенности, что Никколо, вместо того, чтобы учиться, погряз в разврате и кутежах, и в итоге был отчислен. Какой-то доброжелатель целых полгода переписывался с его семьей, выражая «искреннее сожаление по поводу загубленного таланта». Никто не хочет верить Паганини – неведомый «друг» предупредил о внезапно развившейся у скрипача склонности ко лжи. Лишь появление антрепренера большого генуэзского театра с предложением выступить на вечере в доме синьора Браски, а потом дать в Генуе большой скрипичный концерт, убедило семью в правоте слов Никколо. 
В семье воцарился зыбкий мир, но отец и мать стали жить слишком широко в надежде на заработки сына. Пятнадцатилетний Паганини, устав от постоянного требования денег, собрался и уехал из дома - решил, что ему не повредит недолгое время пожить жизнью независимого и свободного странствующего музыканта. Странствия затянулись более чем на сорок лет.

Демон гонимый

Концерты в Луке и Ливорно вызывают восторги публики и едкую зависть коллег. Последняя значительно усугубляется тем, что уважаемый член ливорнского общества, купец Ливрон дарит Паганини скрипку «Дель Джезу» работы знаменитого мастера Гварнери. А после того, как музыкант натянул на свой новый инструмент виолончельные струны и заказал смычок невиданной доселе длины, эта зависть переросла в ненависть, плоды которой не заставили себя ждать.
По городу поползли лживые слухи. Священники начали открыто поносить Паганини в своих проповедях, призывая верных сынов церкви не слушать этой проклятой богом музыки. На имя музыканта начали приходить анонимные письма угрожающего и оскорбительного содержания… Как ни странно, Паганини отнесся ко всему этому философски. Однажды он сказал Ливрону: «Я становлюсь знаменит, а если так, то по пятам за мной будут бегать собаки и кусать за пятки».
Но недоброжелатели не унимались. Они подкладывали Паганини гвозди и стекла в обувь, подговаривали оркестрантов срывать концерты, надрезали струны его скрипки с тем, чтобы они лопались прямо на выступлении, вывешивали фальшивые афиши, в которых говорилось об отмене заявленных ранее концертов, дабы поссорить музыканта с местными антрепренерами. В довершение всего синьор Антонио Паганини через полицию и прессу категорически приказывает сыну немедленно выехать в Геную, вернуться домой под угрозой отцовского проклятия и привлечения к суду святой инквизиции. 

Не желая возвращаться в отчий дом, Паганини решает бежать. Какое-то время он скрывался в небольшом горном монастыре под видом семинариста, преподавателя латинского языка из Турина по имени Джузеппе Пазиэлло, затем вернулся в Лукку к своему другу Ньекко. Но скрипач все еще находился в розыске, и далее оставаться в Лукке ему было небезопасно, да и негде. Паганини пребывал в растерянности, Ньекко изо всех сил ломал голову над этой нелегкой задачей. И в тот самый момент, когда наш герой уже собрался идти с повинной, решение нашлось само собой.

Демон и Армида

Поздно вечером прибыл посыльный с приглашением для синьора Паганини посетить некий замок в окрестностях Лукки. Автор послания уверял, что окажет уважаемому маэстро любую помощь, в которой тот будет нуждаться. Маэстро немедленно принял приглашение. Вопреки ожиданиям Паганини, - он ожидал увидеть солидного пожилого аристократа, - замок принадлежал молодой женщине. Именно она решила помочь опальному музыканту, предоставив ему на неопределенный срок убежище… и свое общество.
Больше года прожил Паганини в замке молодой графини под видом садовника. Все это время он не притрагивался к скрипке. 
Поиски скрипача продолжались по всей Ломбардии. Прошел слух, что Паганини уехал в Америку, что он стал контрабандистом и возглавляет шайку разбойников в Калабрии. Мелкие итальянские газеты вовсю смаковали невесть откуда взявшуюся информацию о том, что Паганини был арестован в Ферраре по обвинению в убийстве своей любовницы и посажен в тюрьму. Одна из этих газет утверждала, что убитый горем отец скрипача признает справедливость этих сведений. Паганини мифический оказывался каторжником, несколько раз бежавшим из-под ареста, жестоким убийцей, количество жертв которого росло с каждым днем. В те же дни родился слух о том, что своей виртуозной техникой скрипач обязан именно тюрьме – именно там он и научился столь блестяще играть, так как в тюрьме заняться больше нечем. Этот слух преследовал его до самой смерти.
А в это время реальный Паганини наслаждался покоем и тишиной в имении своей невольной подруги, подобно рыцарю Танкреду в садах волшебницы Армиды.
Но стоило ему вернуться в Лукку, стоило взять в руки скрипку, как он понял: дни сказочного плена окончены. 
Человек, арестованный в Ферраре и назвавшийся его именем, умер в тюрьме. Впоследствии выяснилось, что это был польский скрипач Дурановский. Но молва о гибели Паганини уже облетела почти всю страну. Семья музыканта считала его умершим. Впервые за долгое время Паганини почувствовал себя свободным.

Демон и Эвридика

Время шло. Паганини стал придворным скрипачом, если можно назвать двором небольшую свиту сестры французского императора Наполеона I, довольствовавшейся пока скромным титулом итальянской княгини.
Современники говорили, что на тот момент не было в мире более сыгранного оркестра, нежели луккский оркестр тех лет. Паганини дирижировал всеми оперными постановками в луккском театре, играл во дворце и два раза в месяц давал большие концерты. 
В то же время явился на свет иной Паганини, масон и карбонарий. Трехцветный значок, некогда подаренный ему Ньекко, послужил пропуском в самое сердце тайных обществ тогдашней Италии. Какое-то время Паганини, увлекшийся идеями карбонариев еще в ранней юности, вел двойную жизнь, работал связным, - образ жизни знаменитого музыканта как нельзя кстати подходил для этой роли, - но после известия о смерти Ньекко в Венеции от яда, революционный пыл нашего героя заметно поутих. Он перестал встречаться с «братьями», разорвал обязательства перед сестрой Наполеона (на тот момент уже – герцогиней Тосканской) и вернулся к привычной гастрольной рутине. Шел 1810 год.
В Милане Паганини улыбнулась удача. Его оставили в покое, перестали преследовать, он выступал, не вызывая вражды. На одном из концертов ему довелось выступать вместе со знаменитой в то время певицей Антонией Бьянки, носившей в артистических кругах прозвище Эвридика. Молодая красавица синьора Антониа очаровала Паганини настолько, что он, резко изменив гастрольный график, ринулся за ней следом. 
Два года колесил он по всей Европе в надежде встретиться с синьорой Бьянки, но она неумолимо ускользала. Он искал ее повсюду – и находил лишь письма с намеками на то, где еще он может ее поискать. К этому времени империя Бонапарта пала и возродившийся Орден Иисуса продолжил прерванные было гонения на Паганини. Опять поползли повсюду грязные слухи, главным лейтмотивом которых было то, что настоящий Паганини погиб в тюрьме, а выступающий ныне по всей Италии человек - беглый каторжник, присвоивший себе имя нечестивого скрипача, за что вдвое дольше будет гореть в аду. Начали срываться концерты. Потекли анонимные письма – они находили маэстро даже на постоялых дворах. В Неаполе хозяева гостиницы ночью вышвырнули Паганини из снятого им номера под дождь, мотивируя этот поступок тем, что приезжие распространяют холеру. За несколько часов до этого инцидента гостиницу посетил некий каноник и долго беседовал с хозяевами об их новом постояльце. 
Поиски синьоры Бьянки продолжались. По дороге Паганини встречал афиши самозванцев, выступающих под его именем, но был настолько увлечен, что не обращал на это внимания. Наконец Демон настиг Эвридику. Синьора Антониа стала женой Паганини.
23 июля 1825 года появился на свет Ахиллино Паганини. После рождения сына синьора Антониа, на поверку оказавшаяся достаточно мелочной и тщеславной особой (она пыталась заставить Паганини прекратить сольные выступления, довольствуясь ролью ее аккомпаниатора), потеряла голос. Наш герой, не вняв мольбам супруги вместе бросить сцену, продолжал играть, мотивируя это необходимостью кормить семью. Какое-то время она пыталась сама устраивать концерты мужа, но чаще всего ей это не удавалось: несдержанность на язык и излишне бурный темперамент - не лучшие друзья импрессарио. Когда Ахиллино исполнилось четыре года, синьора Антониа разругалась с мужем и исчезла в неизвестном направлении. Не вынеся унижения, которым ей казалось прекращение собственной певческой карьеры на фоне процветающих дел супруга, она присоединилась к стану врагов Паганини. 

Цена триумфа

Теперь маэстро был не один. Он путешествовал с маленьким сыном и секретарем, синьором Урбани. Синьора Бьянки не искала встреч ни с Ахиллино, ни с мужем – она лишь изредка появлялась в тех городах, где публиковались очередные слухи о смерти Паганини. Концерты проходят под гром оваций - шипение недругов тонет в море восхищенных голосов. Паганини много пишет, исполняет вещи других композиторов, помогает нуждающимся «коллегам по цеху» - например, первый концерт 1830 года во Франкфурте был дан в пользу нищего виолончелиста Гаэтано Джанделли, сына погибшего в тюрьме карбонария. Правда, здоровье маэстро ухудшается с каждым днем. Врачи находят у него крайнюю степень переутомления и нервного истощения, вдобавок постоянно пропадает голос. Наступает паралич гортани. Паганини вынужден общаться с сыном и друзьями посредством дощечки из слоновой кости и карандаша. 
Ходят слухи о баснословном состоянии музыканта. В Париже полицейские, подкупленные синьорой Бьянки, чуть не убили Паганини, отравив недавно изобретенным препаратом - хлороформом, и похитили из его гостиничного номера сто двадцать тысяч франков. 
Те же слухи подстегивают толпы врачей-шарлатанов постоянно кружить над больным и усталым скрипачом, подобно воронам. Несколько раз он едва не умер, поддавшись на их уговоры опробовать «новые методы лечения». В итоге и без того хрупкое здоровье Паганини разрушилось окончательно. Только чудовищная по силе воля удерживает жизнь в его измученном теле. Маэстро встает с постели только для того, чтобы дать концерт. Дома он не читает нот, не упражняется - а скрипку берет в руки, только выходя на подмостки. 
Один из друзей уговорил Паганини купить какое-нибудь жилище и прекратить скитальческую жизнь. Гостиницы, придорожные трактиры и мальпосты становились все более вредными для здоровья скрипача. Хотя сам он не испытывал ни малейшего сожаления о своем здоровье, несмотря на то, что каждый концерт стоил ему года жизни, а в чем заключалась его болезнь, не мог определить ни один врач.
Вновь подняли головы враги маэстро, в один голос утверждая, что это-де проклятие входит в силу и вот-вот поглотит окаянного безбожника с его дьявольской скрипкой. Друзья робко уговаривают Паганини подумать о будущем сына и хотя бы для вида помириться с церковью – делать пожертвования, слушать мессу... Его ответ всегда один: лицемером не стану даже ради ребенка. Эти слова просачиваются в прессу, и музыкант становится жертвой отвратительной газетной травли. Паганини пишет резкое опровержение. Результат – несколько судебных исков. 
Как гром среди ясного неба – унизительная тяжба по поводу организации некоего «Дома Искусств», на поверку оказавшегося фальшивым предприятием, в которое Паганини втянули некие господа Тардиф де Петивиль и Руссо-Демелотри, обещает оставить музыканта нищим. Уже готово судебное заключение, но…
27 мая 1840 года в четыре часа пополудни маэстро был найден мертвым.

Демон и инфанта

Когда было вскрыто завещание Паганини, обнаружилось, что в документе упомянута некая таинственная дама, коей была оставлена значительная сумма денег «на специальные цели, ей одной известные и ей завещанные». Знаки, эмблемы и сертификаты (подробно перечисленные, зарисованные и описанные в завещании) эта дама должна была представить сама, не объявляя своей фамилии. Завещание было составлено задолго до смерти музыканта и подписано 27 апреля 1837 года.
Неверная история сохранила только имя – донья Фернанда. О ней мало что известно доподлинно – говорят только, что по отцовской линии она приходилась родственницей испанскому королю. Существует трогательная легенда о том, как семнадцатилетняя Фернанда кнутом для верховой езды разогнала толпу, собиравшуюся побить маэстро камнями. Во время карнавала в Венеции Паганини решил неузнанным прогуляться по городу и, найдя живописный уединенный уголок, достал из футляра скрипку – исключительно ради собственного удовольствия. Толпа собралась моментально. Среди слушателей была и Фернанда, на минутку вышедшая из экипажа, который должен был доставить ее из монастыря, где она получала образование и воспитание, в родной дом, где ее уже дожидался знатный жених и блестящее будущее. Люди слушали, затаив дыхание, но маска маэстро сорвалась и упала. Кто-то помянул дьявола, кто-то кинул камень… Девушка выхватила у слуги кнут, несколькими ударами остановила зачинщиков, помогла музыканту подняться в свой экипаж и была такова.
Фернанда удовольствовалась ролью простой экономки и воспитательницы в доме маэстро, она не оставила его даже тогда, когда семья отказалась от нее, посчитав связь со «слугой дьявола» неслыханным позором для испанской аристократки. Простые люди называли ее не иначе, как «эта ведьма», но «ведьма» стеной стояла на страже покоя измученного болезнью и длительной травлей музыканта, и после появления «ведьмы» не произошло ни одной попытки отравить маэстро или причинить ему какой-либо иной физический вред, как это не раз случалось в былые годы. Видимо, ее отношение к Паганини было чем-то гораздо большим, нежели праздный интерес скучающей инфанты к скандальной знаменитости.

В поисках покоя

После смерти Паганини, когда внезапно появившаяся синьора Бьянки так же внезапно упорхнула, оставив надежды уговорить священников провести обряд над усопшим мужем, Фернанда осталась один на один с гробом маэстро, юным Ахиллино и перепуганным секретарем, который довольно быстро куда-то исчез. Она была никто – просто «ведьма», подружка нечестивого колдуна, но, оставаясь в тени все годы посмертных мытарств Паганини, она поддерживала его сына, помогая тому добиться права достойно похоронить отца. Обвинение Паганини в колдовстве, магии и чародействе в середине XIX столетия выглядело неслыханным невежеством, но судебный трибунал города Ниццы полностью утвердил это постановление епископа Антонио Гальвани. Покойного Паганини было запрещено хоронить в какой бы то ни было христианской стране.

  "Да не будет он предан земле кладбищенской, городской, частной и государственной, помещичьей и крестьянской, дворянской и графской, в лесах и полях, в виноградниках и фруктовых садах, у дворян в имениях или у купцов в городах, где бы то ни было и под каким бы то ни было предлогом, а если тайно это 
свершится, то да будет прощен от всех грехов тот верный сын церкви, кто выроет это дьявольское тело из земли и выбросит из гроба, и развеет по ветру". 

Лишь в 1896 году закончилось это бесчестие. Странствиям за гробом маэстро, длившимся целых 56 лет, пришел конец. Ахиллино, а ныне маркиз Ахилло Паганини, один из лучших знатоков канонического права во всей Италии, каноник часовни "Стекката" в Парке, архидиакон римской церкви и кавалер ордена святого Георгия с величайшим трудом добился разрешения на захоронение праха своего отца. Демон нашел свой покой там, где прошли его юные годы – в Парме.
Фернанда умерла в середине «загробных скитаний», где-то между 1865 и 1870 годами. Как это произошло и где она была похоронена, не известно никому.
Категория: Публицистика | Добавил: Sagleri (01.02.2010)
Просмотров: 2710 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
3 jedejeobach  
Znakomye predostavili МНК URL: http://srub-dizain.ru/articles/94-profilirovanniybrus - сухой брус камерной сушки из ели
и мне захотелось построить садовый домик в селе! Мне как раз нужен был половой профилированный брусок. Короче перешёл я туда и пошёл оформлять заказ! Там реально всё качественно сделано и профилированный брус из ели не трудно купить. Всему этому сопутствовала трудная навигация сайта, которую не мог не обнаружить.Обалденно конечно то, что это производитель строительных материалов – но сайт слабо продуман.

2 Soorgogaw  
Вот вам и Январь! Вот в поисковике от мэйла наткнулся на веб-страничку http://rentrealtycrimea.com/dlitelno/page/1/ - сдам квартиры в Крыму Симферополь
и впал в ярость. Вот теперь даже не поздоровался с Вами! В общем сдам 1 комнатную квартиру Симферополь
,я зачитал и до меня дошло, что жизнь прекрасна – раз имеют место такие жилье. Поэтому каждому рекомендую сайт http://rentrealtycrimea.com с недвижимостью в Украине.

1 Icesiurse  
Случайно нашёл уникальное предложение и офигел! Теперь предлагаю Вам на него взглянуть: сдам 6 комнату в жилом помплексе http://odessarealt.com/tags/%C0%F0%EA%E0%E4%E8%FF/ - аркадия
Одесса. Рядом: клуб Вестерн, стильный пляж, футбольное поле и магнат. Жилье с офигенным авторским дизайном, Испанской качественной мебелью и недорогой бытовой техникой.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]