Приветствую Вас Странник | RSS

Арт-группа Sagleri и театр-студия "Свое Время"

Пятница, 22.06.2018, 08:31
Главная » Статьи » Публицистика

Микаэль Штерн - Аристократия Духа. Темная сторона Луны
           

Некоторым кажется, что идея Аристократии Духа аморальна, ибо в ней на первый взгляд нет жестких запретов и заповедей. Это не так. Те, кто так говорит, забывают о том, что все в мире двойственно, и к одному и тому же явлению можно поставить и плюс, и минус.

Любая ограничительная заповедь, любой запрет действует на человека разлагающе – ему немедленно хочется это попробовать. Аристократ Духа сам регулирует свое поведение, руководствуясь принципом: хочешь – попробуй. Но сначала реши, не уронит ли твое желание твоего достоинства? И что бы ты сказал, если бы того же самого захотел (и попробовал!) твой отец? Или твой сын? Если человеку наплевать на своего отца или на своего (пусть даже еще не существующего) сына – он не Аристократ Духа, он трус, панически боящийся близких отношений. А трус всегда Раб. Раб своего страха. Движимый страхом, человек способен на любую низость. И неважно, что это за страх: страх чего-то/кого-то или страх за что-то/кого-то, считающийся у Рабов проявлением благородства. Мир справедлив, и невинных жертв в нем не бывает. Если кто-то пострадал, значит ему необходимо усвоить в этой жизни именно такой урок. Кому суждено быть повешенным – тот не утонет. Эгоистическое желание перекроить чужую судьбу в угоду собственному спокойствию (хочу, чтоб тот-то был со мной и был жив-здоров, а иначе он не сможет быть со мной на все 100%) в конечном итоге не нарушит замыслов Создателя, все свое получат, просто вопрос во времени. А своими страхами мы только притягиваем к нашим близким те неприятности, которых так боимся – ведь мы всегда получаем желаемое, а Высшим Силам некогда разбираться в людских эмоциях, им все едино – и наши страхи, и наши желания. Они чувствуют сильный всплеск эмоций, видят то, что его вызвало, и понимают это, как просьбу. Они же нас любят и всегда стараются подсунуть нам то, без чего мы несчастны, так что придется повториться: сдержанность – одна из добродетелей Аристократа Духа.

Аристократ Духа не имеет морального права вмешиваться в чужую судьбу, это его не касается. Он заботится о собственной судьбе. А судьба Аристократа Духа  не должна зависеть ни от кого, кроме него самого и Создателя. Особенно она не должна зависеть от других людей и их наличия/отсутствия рядом.  Ведите себя достойно, и к вам придут те, кто достоин именно вас.

Ничто на свете не было создано во зло – все это обратили во зло сами люди, не знавшие чувства меры. Все то, что в обществе Рабов считается аморальным, на самом деле не несет в себе ничего дурного, если перевернуть эти явления с заляпанной стороны на чистую. Все то, что было оттеснено на Темную сторону жизни, оказывается, вполне возможно реабилитировать и применять, не опускаясь до вульгарных действий вроде воровства, лжи и насилия, которые, как вы уже поняли, тоже являются атрибутами вектора Раба.

Идея бессмертия всегда отметалась, как тщеславная фантазия тиранов-параноиков. Над ней смеялись поколения «чистых душ», ею, как атрибутом, наделялись тысячи  вымышленных  злодеев, сочиненных «высокоморальными» авторами в назидание благодарным внимающим. Стремиться к бессмертию в традиционном обывательском понятии значит – возгордиться сверх меры, пухнуть от тщеславия, причем обязательно беспочвенного. Короче говоря, скромным умницам негоже даже задумываться о таких вещах, иначе из них обязательно вырастут трансцендентальные негодяи.

Аристократу Духа нет нужды стремиться к бессмертию – он уже бессмертен. Как и все прочие, не знающие этого и отрицающие это. Он бессмертен, ибо бессмертен его Дух, странствующий из тела в тело век за веком, накапливающий колоссальный опыт, знания и умения. Тот, кто осознал это, перестает спешить, вхолостую расходуя свои силы, и при минимальных затратах получает максимальный результат. Во всем, за что бы ни взялся. Со стороны кажется, что Аристократ Духа сидит и ничего не делает – но в то же время все удивляются, как много он успевает. Он просто не расходует свои силы на страх, который мешает людям во всем – будь то серьезный шаг в жизни или покупка новой вещи. Аристократ Духа не боится выбрать не то, ибо он знает, что у него будет то самое завтра, когда он может выбрать еще раз. И так далее до бесконечности, до конца миров. Бессмертным нечего бояться, у них впереди Вечность.

Идея Избранности всегда была желанной приманкой для большинства легковерных Рабов, зачастую позволяющих делать с собой все, что угодно, в обмен на иллюзию избранности. Деятельность практически всех известных тоталитарных сект построена как раз на этой идее – вернее, в этом случае данная идея используется в качестве наживки. Когда «рыбка» клюнула, в ход идут иные методы. Не будем говорить о том, что сама идея тоталитарных сект – тоже порождение вектора Раба: если вы внимательно читаете этот текст, вы в состоянии сами ответить на вопрос, почему это так. Как и в случае с бессмертием, идея избранности тоже осуждается традиционным обществом. «Не высовывайся», «не думай, что ты особенный», «жри как все, не графья» (последнее высказывание автор этих строк услышал в свой адрес в кафе после просьбы подать к котлетам вместо чайной ложечки нож и вилку) – подобные слова приходилось неоднократно слышать всем. Люди, запуганные сказочкой про белую ворону, сами же первые и бросаются ее клевать. Это понятно и простительно: яркому человеку всегда было труднее выжить, и никому не хочется, чтобы их детей «заклевали». Вот и растят легионы мышей из чистейшего чадолюбия…

А между тем, Создатель всех нас сотворил разными. Мы же пытаемся надругаться над его работой, старательно «упаковываясь» в одинаковые формы, подобно деталям на конвейере. Так, разумеется, проще. Но мы уже выяснили, что путь наименьшего сопротивления – это путь Раба, и стремление  к подобному пути происходит от страха. Преимущественно от страха смерти и сопряженной с этим неизвестности.

Аристократ Духа знает, что он – избранный. И все прочие тоже избраны, каждый – для своей цели. Аристократ Духа же понимает, что он не просто избранный, он любимое дитя Создателя, и только ему были оставлены в наследство те знания, которые несет в себе его многовековая память. Это естественно, ведь у других людей – другое наследство. Аристократ Духа гордится своей избранностью и старается пользоваться всем своим опытом настолько, насколько это возможно. Человек прожил много жизней, в каждой из них он играл какую-то социальную роль, овладел какими-то умениями, и он все это помнит до сих пор. Мы все можем, все умеем, только боимся это осознать, боимся, что при первой же попытке потерпим фиаско. Аристократ Духа не боится. Он берет – и делает, и у него выходит даже то, чему он никогда не учился. Он не боится вступить во владение своим наследством. И поэтому он – избранный.

Идею свободы и независимости зачастую путают с идеей анархии и вседозволенности. Хотя на самом деле свобода – очень коварная вещь. Любой борец за внешнюю свободу не успевает оглянуться, как оказывается порабощен изнутри. Идеей борьбы за свободу. И присоединяется к армии таких же борцов за свободу, одинаково думающих, одинаково действующих и даже одинаково одетых – вспомните байкеров, пропагандистов идеи вольной жизни, - все они похожи на изделия одного мастера или на футуристический десант. Такие вот дети вольного ветра в кожаной униформе, на однотипных мотоциклах, с одинаковыми татуировками, с одинаковым грохотом в одинаковых наушниках и одинаковым пивом в желудках. Свобода… Анархия и вседозволенность так же привлекательна, как и идея борьбы за свободу, только анархисты думают, что их свобода заключается в эпатаже. Опять-таки желание выделиться без каких-либо на то оснований, с подпрыгиваниями и выкриками: ну вот он я, вот же, все смотрите на меня, смотрите, какой я страшный, мне не страшен ни серый волк, ни папа с мамой! И я прямо сейчас сделаю все то, чего мне нельзя, вот какой я смелый анархист! Это происходит оттого, что человек еще не определился, не изучил себя, не знаком с собой, но ему тоже, как и любому живому существу, хочется внимания. Подобное поведение простительно подростку, но у взрослого человека указывает на рабский вектор: он не желает, или боится делать что-то, что действительно может привлечь к нему внимание и уважение, поэтому идет путем наименьшего сопротивления. Гораздо проще одеться, как разбойник и переворачивать урны, такого человека обязательно заметят. Но вот уважать не будут.

Аристократ Духа знает, что внешняя свобода – это миф. Живя в социуме, мы вынуждены считаться с законами социума, но у нас есть выбор, каким законам подчиняться, а каких сфер избегать. (Пример: женщина, которой нравится ходить в тесных брюках, решила ходить в церковь. В церкви свои законы, и тут женщина должна выбрать – либо любимые брюки, либо церковь. Третьего не дано.) Даже если мы уйдем из социума, поселимся в тайге и заведем натуральное хозяйство, мы все равно вынуждены будем считаться. С  погодой, гнусом и медведями. А также с беглыми заключенными или какой еще напастью, которую Создатель специально нам подсунет, дабы мы не заскучали. Так что увы, внешней свободы никогда не было на свете и быть не может. Но зато есть свобода внутренняя, о которой люди часто забывают. Она-то и зиждется на праве выбора. Аристократ Духа не стесняясь, пользуется своим правом выбора, и понимает, что он, теоретически, может все, поэтому свободен выбирать в любой ситуации, выбирать то, что посчитает для себя наилучшим, а может даже повременить с решением. Он свободен. И что бы ни случилось, где бы он ни оказался, он все равно свободен. Свободен выбирать: смириться или действовать. «Безвыходных положений не бывает!» - сказал барон Мюнхгаузен. Наверняка он тоже был Аристократом Духа.

Идея власти  в России всегда считалась чем-то зазорным. «Дай Бог не вляпаться во власть», - говорил поэт, имея в виду власть политическую. Конечно нельзя отрицать тот факт, что к власти в данной сфере приходят люди, которым очень идет к лицу эпитет «мерзавец», но как известно, у нас всегда та власть, которой мы заслуживаем. Сегодня в обществе превалирует вектор Раба – так чего удивительного, что 90% находящихся «у руля» политиков и чиновников являются не кем иным, как изрядно обнаглевшими и от этого еще более жадными и деспотичными Рабами? Но речь сейчас не о политике. Пусть ей занимаются те, кому это нравится, а обсуждают те, кто в ней сведущ. Речь пойдет о власти.

Этот предмет не менее коварен, чем свобода. Немногим под силу выдержать испытание властью над другими людьми, не начав проявлять Рабские качества. Где носитель власти поддается искушению вседозволенность, испытывает зависть или просто неуверенность в себе   – там появляется насилие. А насилие – стиль общения более сильных Рабов с более слабыми. Аристократ Духа никогда не унизится до насилия, ибо ему нет нужды кому-либо доказывать свое превосходство или вымещать на ком-либо досаду за  превосходство чужое. Аристократ Духа уважает выбор других людей вне зависимости от того, ровня они ему или нет – все мы любимые дети Создателя, только некоторые из нас упорно в это не верят.

Власть над другим человеком ничего не изменит и ничего не докажет. Если проявления власти выражаются по-Рабски, подвластный просто постарается приспособиться к новой напасти. Но тот, кто приспосабливается, внутри остается прежним, от этого ему только хуже, загнанное внутрь недовольство – удел Раба, и вместо того, чтобы помогать человеку освободиться от Рабства, такой властитель еще глубже утопит его в этом болоте. Стоит ли говорить, что подобное поведение отнюдь не является достойным?

Власть в первую очередь – это ответственность, и чтобы достойно нести бремя власти над другими, надо научиться властвовать собой. Отвечать за свои слова, поступки и намерения, обдумывая каждый шаг с позиции сохранения достоинства. Научиться держать слово, в первую очередь данное самому себе – это сложнее всего. Рабский вектор заставляет человека потакать себе, жалеть себя, откладывать дела на завтра, которое, как известно, никогда не наступает. Аристократ Духа понимает идею власти как идею власти над самим собой. Изменить мир можно только личным примером. Мы всегда притягиваем к себе то, чему созвучны. Научившись владеть собой, мы притянем тех, кто хотел бы сам научиться этому. А научиться повелевать, не научившись подчиняться, невозможно. Люди, внутренне готовые к власти, примут идею подчинения, как должное, как ступень на лестнице саморазвития, и именно из таких людей и стоит формировать коллектив. Пройдя эту ступень, они уйдут – не надо им мешать, это закономерно. Они переросли идею подчинения и готовы к идее власти. Не стоит их удерживать, на их место придут новые, если это необходимо для дела. Аристократ Духа никогда не пытается удержать прошлое, потому что не испытывает страха перед настоящим и будущим. За свое настоящее он в ответе сам, в вопросах будущего всецело доверяет Создателю, ибо это право выбора Создателя. Аристократ Духа понимает идею власти как идею подчинения, то есть он понимает, что невозможно властвовать собой, не подчиняясь самому себе. Он понимает, что всегда посередине, и что сам он тоже подчиняется власти Высших Сил так же, как ему самому подчиняются те, кто был вверен его власти. Аристократ Духа помнит, что власть над собой – единственная власть, к которой стоит стремиться. Любая другая власть дается ему свыше, как испытание, и он старается пройти его достойно.

Идея эгоизма, пожалуй, одна из наиболее горячо любимых традиционными моралистами. Все в один голос твердят, что это плохо, что быть эгоистом аморально. Проповедники различных вер в один голос требуют жертвовать самое лучшее другим, позабыв о себе самом – мысли о себе провозглашаются греховными и люди, не забывающие себя, любимого, подвергаются суровой критике со стороны так называемой общественности. Идею эгоизма в ее гипертрофированной ипостаси предлагают молодым анархистам-нигилистам различного рода деструктивные организации: «люби себя, чихай на всех, и в жизни ждет тебя успех», но тоже, как и в случае со свободой, в качестве приманки. Заглотавшим крючок новоявленным «эгоистам» предстоит длительное время любить и ублажать «рыболовов». А все потому, что они не умеют себя любить, они умеют только себе потакать, затыкать различного рода «пряниками» врожденное недовольство собой. А ведь об идее эгоизма говорил еще Иисус Христос – в той самой фразе, которую все трактуют, как заповедь о любви к ближнему, словно специально отбросив финальные слова. Возлюби ближнего, как самого себя – говорил пророк, но его не услышали. Современное христианство весьма вольно обошлось с наследием своего родоначальника, чуть ли не официально запретив своим прихожанам любовь к самому себе. Все эти я ничтожный, аз есмь червь, раб божий, бесконечные взывания о помиловании (как известно, казнят или милуют только уголовников) никоим образом не способствуют хорошему к себе отношению. И несут братья-христиане в мир свою любовь к ближнему, ненавидя их, как самих себя… Вспомнить хотя бы Инквизицию.

Аристократ Духа понимает слова Христа буквально, считая, что тот, кто не научился любить себя, не сможет любить другого, а по сути – недостоин любви вообще. Он не считает зазорным любовь к себе, но не путает ее с самолюбованием, ибо первое – это выражение признательности и любви к Создателю (в себе мы любим, прежде всего, его образ и внутреннее подобие), а второе – несколько извращенный способ лечения от чувства собственной неполноценности. Аристократ Духа видит отражение Создателя и в себе, и в других, но себя он любит за собственную неповторимость, уникальность, самобытную искру Высшего порядка, к которой он имеет счастье быть причастным и через которую он имеет шанс попробовать понять Высшие Силы. То же самое он ценит и в других людях, поэтому Аристократ Духа никогда не станет даже пытаться кого-то насильно переделать: он может лишь предложить человеку вариант к его праву выбора. И если его собственный пример будет достаточно убедительным для этого человека, то он, возможно, даже захочет измениться. Но захотеть измениться он должен сам!

  Идея выгоды и расчета тоже считалась уделом негодяев, в местной этической моде превалируют образы бескорыстных донаторов и погибающих от голода и холода героев, отдавших какому-то нищему пьянице последнюю рубашку и корку хлеба. Многие умиляются, глядя на подобные образы, не понимая, что практика бескорыстного дарения в корне порочна.

Нет, речь здесь идет не о деньгах. Тема вдохновенных жертв опять, по сути, грубо вламывается в замысел Создателя. Жалея, например, нищего, мы ему ничем не помогаем. Скорее наоборот: он понимает, что для того, чтобы выжить, ему не требуется прилагать никаких усилий: только скорчить лицо пожалобнее да одеться погрязнее. То, что вы ему отдадите, он немедленно пропьет, и ничуть не изменит своих взглядов на жизнь, даже если вы, пожертвовав ему, сами упадете в голодный обморок. Жизнь человеку дана, чтобы он учился, исправлял свои прежние ошибки, рос духовно, и делать это он должен сам, без посторонней помощи. Для того, чтобы покушать, ему, по-хорошему, не мешало бы помыться и найти работу, но вы, господа сочувствующие, не даете ему это сделать. Да, он Раб, но вы лишаете его последнего шанса на перемены. Подумайте, достойное ли это поведение?

Аристократ Духа может, конечно, пожертвовать, если ему этого захотелось, но из уважения к Создателю он не имеет права отдавать последнее. Прежде всего он должен позаботиться о себе и о собственном Духе, том самом образе и подобии. Он никогда не станет морить голодом Создателя из-за какого-то ленивого Раба, который, будучи взрослым мыслящим человеком, почему-то не в состоянии сам о себе позаботиться. А для этого необходимо блюсти свою выгоду. Даже лоточник на базаре не станет торговать себе в убыток. Аристократ Духа не считает соблюдение своей выгоды чем-то низким, это всего лишь способ обеспечить себя всем необходимым и, может быть, даже составить запас, который он потом потратит как захочет, вполне вероятно, что, отчасти, и на пожертвования. Главное, чтобы соблюдение выгоды не ущемляло ничьих интересов и не роняло его личного достоинства. А умение рассчитать все возможные варианты хода развития какой-либо своей идеи, на что бы она ни была направлена, Аристократ Духа понимает как необходимое умение, предотвращающее разные неприятные ситуации, что, без сомнения, никак не может являться пороком.

Идею славы, также дружно порицаемую как неподобающее стремление, Аристократ Духа понимает, как закономерный способ распространения информации. Мы уже говорили с вами о том, что изменить мир можно только личным примером, изменив себя. А чем больше людей знают о нас, тем быстрее изменяется мир. Добрая слава, вдобавок, подразумевает еще и бескорыстную любовь, а отказываться от любви – самый что ни на есть аморальный поступок. Мало ли сколько незнакомых людей почувствуют к вам что-то теплое? Это  их право выбора, вы  же в свою очередь можете быть им благодарны, и все. Вы не обязаны воспринимать любовь к вам, как счет, который необходимо оплатить. Аристократ Духа принимает любовь к себе с благодарностью, но относится к ней, как к само собой разумеющемуся явлению: если он сам себя любит – почему бы и другим не чувствовать то же самое? Он же уникальное творение Создателя, разве нет?

Так называемые пороки – то, что можно взрослым и нельзя детям, - тоже интересная вещь. Если вдуматься, пороки, которым предаются с достоинством, уже не пороки. Все дело в чувстве меры и праве выбора. Пьянство, например, – несомненный порок, превращающий человека в какую-то не вполне одушевленную смердящую биомассу, но в чем, простите за каламбур, виновато вино? Рюмка хорошего вина за обедом – это не порок, а удовольствие, плюс польза для здоровья. Табак, напротив, наносит немалый вред здоровью, вдобавок ко всему еще и воняет, раздражая окружающих. Да, но  ведь существуют, скажем, такие вещи, как кальян или трубка, в которых используется ароматный фруктовый табак, а если пользоваться подобным прибором, скажем, только по праздникам – вреда от него будет не больше, чем от часа прогулки по Садовому Кольцу. Опять же, можно выбрать вино или трубку как приемлемые для себя удовольствия, а можно  и не выбирать. Далее – секс. Все кричат: разврат! А ведь сам по себе секс – это еще не разврат. Это, если кто не в курсе, механизм продолжения рода и средство физического выражения любви, демонстрации партнеру своего к нему отношения. Все мы оказались в этом мире вследствие этого процесса, и если Создатель выбрал для нас именно этот способ появления на свет, то, пожалуй, он является самым оптимальным. Развратом секс становится только тогда, когда в нем, как и в прочих подобных вещах, отсутствует чувство меры и любовь к себе самому. В последнем случае рождаются различные извращения, но это – удел совсем уж опустившихся Рабов, равно как и наркотики. У таких Рабов отсутствует адекватное восприятие «Я», нарушен контакт с Духом, их Сын доминирует в триаде, но не справляется с обязанностями, ибо трактует волю Отца некорректно. Вдобавок, без Духа ему страшно, и он пускается в самоуговоры и самодоказательства, цель которых – убедить себя в том, что он и без Духа справится. Но разочарование неизбежно, и обиженный ребенок-Сын хватается за всевозможные легкие способы забыть о своем фиаско, попутно реализуя свою жажду новизны и экспериментов. Сейчас в мире вообще очень много проявлений Сына, присутствует Отец (опыт невозможно спрятать или уничтожить), но маловато Духа. Вдумайтесь в слова, то и дело звучащие со страниц уцелевших традиционно культурных изданий: малодушие, бездуховность… В этом ключе понятие Аристократии Духа приобретает новое звучание.

Это понятие вообще можно толковать по-разному. Все зависит от того, как вы собираетесь реализовать свое право выбора данного толкования. И знакомо ли вам чувство меры.

И есть ли в вас Любовь…

Категория: Публицистика | Добавил: Sagleri (01.02.2010)
Просмотров: 2013 | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]